Изучение темы аутизма - это изучение жестокости нейротипичных людей и эйблизма социума.
intro_da
"Эйблизм выполняет евгеническую миссию - решать, какие из людей нужны, ценны, желаемы, кто из людей здоров, нормален, функционален, подходит для системы. Жертвой эйблизма может стать любой человек, кого система отвергнет, как не соответствующего лучшим стандартам силы и возможностей. Равные права инвалидов со всеми остальными людьми невозможны без полного прекращения эйблизма". Лидия Браун

Читая различные материалы про жизнь аутистов, поражаешься немалому количеству травли и ненависти со стороны нейротипичных экстравертов по отношению к ним. Я тоже натерпелся от нейротипиков за всю жизнь. Кажется, "нормальные люди" просто обожают ублажать друг друга, и затравливать всех, кто не похож на них. И вот пример одной истории, которая вполне могла быть и моим опытом.



В блоге Aᴜᴛɪsᴛɪᴄ Hᴏʏᴀ описано, как мужчина с синдромом Аспергера, Майкл Бистреич, устроился работать в консульство Бруклина, и на работе его начали затравливать. Над ним ржали из-за того, что он не похож на нейротипиков. В то время как раз был трагический случай - школьник-аутист выбежал из школы, сломав дверь, и после этого был найден мертвым в реке, хотя имел боязнь воды. Этот случай демонстрирует деструктивность школьной системы для нейроразнообразных людей. И над Майклом начали ржать, что он так же выбежит из офиса и сломает дверь, ещё и намекая на то, что он толстый. Майкл приносил на работу игрушки, плюшевых мишек, и говорил коллегам по работе, что они нужны, потому что успокаивают его. Но в 2016 году кто-то отрезал голову плюшевым мишкам, вскрыли плюшевую собаку, и даже подрисовали ей кровь красным маркером. В итоге Майкл был вынужден уволиться оттуда. И что ж, он вполне попробовал "сделать лимонад из лимона", подал судебный иск на своего бывшего начальника, требуя большую денежную компенсацию за два года травли.

Мне вот тоже кажется, что все грустные факты моей жизни, что у меня нет друзей, что социум не принимает меня, что я до сих пор девственник - можно и нужно использовать для моего же блага. Поэтому я пробую быть активистом против угнетения аутистов, инвалидов, меньшинств, как только могу. Основа активизма в том, чтобы считать, что эйблизм, угнетение социумом любых людей, непохожих на большинство - это глупые пережитки прошлого, которые необходимо устранять. Никто не заслуживает бессмысленной тупой травли, разрушающей жизнь.

Печально то, что даже известные публицисты, не буду называть фамилий, иногда говорят в СМИ, что якобы эйблизм нужен и полезен, что надо травить "слабых", что это "эволюция". Но я полностью не согласен с этим. Сама концепция силы и слабости, успешности и неуспешности, полностью несостоятельна. При чем тут вообще сила и слабость, если каждый человек всегда силен только тогда, когда большинство его поддерживает, и слаб тогда, когда большинство травит его. А большинство - это совсем не сильные и успешные люди, наоборот, это консерваторы, застрявшие в прошлом, в своей зоне комфорта, говоря модным сейчас у эйблистов языком. Только меньшинства выходят из вашей зоны комфорта, а вы их за это травите и унижаете.
Tags:

Айман Экфорд: "Обсессивно-компульсивное расстройство: что такое ОКР и как при нем выживают".
intro_da
Многие мои аутичные знакомые говорили о том, что в определенный период жизни они сталкивались с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР), либо что оно есть у них до сих пор.
В некоторых англоязычных исследованиях я встречала статистику о том, что ОКР встречается практически у каждого третьего аутиста. Некоторые более ранние исследования показывают меньшую распространенность ОКР среди аутичных людей (по ним ОКР есть примерно у 10% аутичных людей, и, согласно этим исследованиям, у аутистов ОКР встречается примерно в 2 раза чаще, чем у не аутичных людей).
Но по исследованиям того времени аутичных людей и людей с ОКР в целом намного меньше, чем по последним данным.

Как бы там ни было, ОКР у аутичных людей — довольно распространенная проблема. Тем не менее, эти люди — аутисты с обсессивно-компульсивным расстройством — почему-то остаются невидимыми. Их как будто бы не существует. Очень часто аутисты признаются, что в определенный период своей жизни — чаще всего в школьном, подростковом возрасте — они сталкивались с неприятными, навязчивыми мыслями, которые возникали у них против их воли и которые они не могли контролировать. Многие признают, что у них были ритуалы — определенные действия, которые им было сложно не повторять и от которых им было сложно избавится.
Но я встречала очень мало аутистов, которые открыто говорили бы об этом своем опыте, очень мало статей, написанных на эту тему — и на русском, и на английском языке.
Это — одна из самых малоосвященных и малоизвестных проблем аутичных людей.

Зато на этот счет встречается очень много мифов и предрассудков.

Например, на многих сайтах ОКР обозначено как один из критериев диагностики аутизма.
«Один из симптомов аутизма — обсессивно-компульсивное расстройство. Аутичные дети исполняют своеобразные «ритуалы»: например, выставляют предметы в ряд, любят садится на один и тот же стул за обеденным столом, любят расставлять на полке книги и т.п.»
Так вот — это не ОКР. Подобные вещи иногда называют «ритуалами», ритуалами при аутизме, но с ОКР они никак не связаны. Так как же отличить ОКР от этих аутичных ритуалов?

Очень часто отличить один вид ритуалов от другого может только сам человек.

Аутичные ритуалы — это действия, которые помогают сделать этот шумный и непостоянный мир, в котором все время происходят какие-то изменения, более стабильным. Они позволяют аутисту чувствовать, что его собственная жизнь находится под его контролем, делают его жизнь более структурированной. Многим аутистам это ощущение стабильности, структурированность и контроль над своей жизнью очень важны.

Поэтому обычные аутичные ритуалы являются приятными, и часто — если они не мешают текущим делам — желательными для аутичных людей.

При обсессивно-компульсивном расстройстве, компульсии (ритуалы), сопровождаются обсессиями — неприятными и навязчивыми мыслями, возникающими против вашей воли.
Кроме того, сами компульсии, в отличие от аутичных ритуалов, не улучшают психическое состояние. Если аутист выполняет определенные ритуалы, потому что они доставляют ему удовольствие и упрощают жизнь, при ОКР вы выполняете ритуалы потому, что просто не можете их не выполнять.

Например, если аутичный ребенок выставляет игрушки в ряд потому что ему это нравится, человек с ОКР (вне зависимости от того, аутист он или нейротипик), который выставляет игрушки в ряд, хочет прекратить это, но не может этого сделать. Возможно, если он заставит себя не выставлять игрушки, ему будет казаться, что случится что-то ужасное. А возможно, ему просто будет очень сложно противостоять мыслям о том, что он должен выставить эти игрушки. Он будет думать об этом постоянно, что бы он не делал. У него может даже начаться паническая атака.
Обсессивно-компульсивное расстройство — это своего рода паразит. Не в буквальном смысле, конечно, ОКР — не вызвано организмами паразитами, и вообще его природа до сих пор остается неизвестным.
Но оно паразитирует на том, что для вас важно.
Вот несколько примеров того, как может проявить себя ОКР:

1) Если вам важно правильно запоминать информацию, вы можете начать сомневаться в своей способности ее усваивать, даже если на то не было объективных причин. Сомнения будут настолько сильными, что вы начнете по нескольку раз перечитывать номера страниц, когда листаете книгу, перечитывать отдельные абзацы, и если вы этого не сделаете, у вас начинается нечто похожее на паническую атаку.
Вы можете постоянно отматывать фильм назад, и проверять, правильно ли вы запомнили слова героев — причем проделывать это несколько раз, чтобы убедится в правильности своего восприятия.
Вы можете постоянно вспоминать известные вам факты из интересующей вас области, чтобы убедится, что вы помните их. Если вы будете вспоминать или формулировать что-то слишком долго, это может вызвать у вас настоящую панику, и вы заново начнете проверку. Чем больше вы будете паниковать и боятся, чем больше вы будете заново перечислять все факты. И тем сложнее вам будет остановится.
Это может привести к тому, что вам будет сложно смотреть фильмы, читать книги и у вас может возникать паника, когда вы начнете думать о том, что вам прежде нравилось.

При этом у человека, с которым происходит подобное, может и не быть логических причин для того, чтобы сомневаться в своей памяти. Его память может быть даже лучше, чем у большинства людей, и на логическом уровне он может это осознавать.

2) Если вы верите в Бога, у вас могут возникать богохульные мысли. Вы можете начать молится, но во время молитвы они будут возникать еще чаще. И молитва может превратится в компульсивный ритуал. Вам может начать казаться, что произойдет что-то ужасное, если вы не прочтете молитву правильно, и вы будете перечитывать ее много раз подряд. Вам будет казаться, что надо добавить дополнительные молитвы в ваш обычный список, и вы не сможете противостоять этому желанию. Молитв будет все больше, а вы будете молится все чаще. В конце концов вы можете начать прерывать почти все ваши текущие дела, чтобы прочесть молитвы. Вы начнете молится на улице, и люди будут смотреть на вас и перешептываться. Знакомые начнут приставать с расспросами. И скорее всего вы не будете знать, что ответить этим людям, потому что побоитесь, что вас сочтут сумасшедшим, если вы расскажете им правду. Из-за частых молитв вы будете постоянно не успевать делать ваши дела. Ваша трудоспособность резко снизится, как и качество жизни

Чтобы подобное случилось, не обязательно быть очень религиозным или фанатичным. До того, как это случится с вами, вы можете заходить в церковь всего раз в год и почти не молится дома. И вы можете логически понимать, что Бог врят ли накажет вас за мысли, контролировать которые вы не в состоянии. Логика, знания, глубина веры — все это не сильно влияет на вероятность возникновения ритуала.

3) Если вы боитесь заболеть какой-то болезнью, вы можете начать постоянно проверять, здоровы ли вы и не заболели ли вы той самой болезнью, которой вы так боитесь. Вы можете начать записывать, почему именно эта болезнь кажется вам маловероятной, постоянно прокручивать список в голове или перечитывать его и проверять, правильно ли вы помните все пункты.

Для того, чтобы подобное случилось, не обязательно быть ипохондриком. Это вообще может быть первый случай в вашей жизни, когда вы боитесь чем-либо заболеть. И он может быть совершенно безосновательным.

Вы заметили, что общего во всех этих пунктах? Ритуалы были связаны с навязчивыми мыслями и со страхами.

Ритуалы и навязчивые мысли не были обоснованы логикой, хотя человеку на тот момент эти мысли казались либо необъяснимыми и пугающими, либо логичными и обоснованными.

И, наконец, все обсессивно-компульсивные циклы в какой-то степени были связаны с убеждениями, страхами и приоритетами человека.

А теперь я открою небольшой секрет. Все три примера, которые я привела — это примеры из моей собственной жизни. И это не единственные обсессивно-компульсивные циклы, которые у меня были — это лишь самые сильные и продолжительные из них.

Некоторые проблемы, которые возникли у меня благодаря этим циклам, существуют до сих пор. Например, меня до сих пор охватывает паническая атака при написании любого экзамена потому что в моей жизни был период, когда я не могла писать контрольные и экзамены, не читая молитв. И еще мне до сих пор сложно читать книги, не проверяя номера страниц.

Это не все мои проблемы, связанные с ОКР. Некоторые из них я могла бы избежать, если бы в то время, когда у меня появились первые симптомы ОКР, я знала бы то, что я знаю сейчас.
Вот несколько простых вещей, которые надо помнить во время обсессивно-компульсивного цикла:

1) Вы не виноваты в том, что с вами происходит. Вы не должны стыдится своих мыслей и своих действий. Помните — это происходит против вашей воли.

2) Осознайте, что ваши страхи и ритуалы нелогичны. Отделите ваши собственные мысли от мыслей, вызванных обсессивно-компульсивным расстройством.

3) Если это не первый ваш обсессивно-компульсивный цикл и вы запомнили ощущения, которые у вас возникают, когда вы отказываетесь от ритуала ни смотря на желание его выполнить, обращайте внимание на ЛЮБОЕ подобное ощущение.
Обратите на него внимание, каким бы логичным и обоснованным вам не казалось желание, которое его вызывает — и подумайте об обоснованности еще раз. К примеру, если вы хотите еще раз вымыть руки, подумайте, действительно ли они настолько грязные, что их ни в коем случае нельзя не помыть. Если вы начинаете прокручивать в своей голове все причины того, почему это надо сделать, и при этом в список хочется добавлять все больше пунктов, не подчиняйтесь этому желанию и прекратите составлять этот мысленный список.
Скорее всего — это первые признаки нового обсессивно-компульсивного цикла.

4) Помните, что избежать нового обсессивно-компульсивного цикла гораздо легче, чем прервать уже начатый. И лучше не сделать какое-то дело /что-то неверно запомнить/ выглядеть глупым, чем допустить состояние, при котором большая часть вашего времени будет уходить на повторение бессмысленных действий.

5) Если желание повторять прежние аутичные ритуалы становится похожим на желание повторять обсессивно-компульсивные ритуалы, и вам начинает казаться, что вы уже не можете не повторять то, что раньше вас просто успокаивало, откажитесь от этих ритуалов.

6) Лучший способ борьбы с компульсиями — отказ от них. Если не можете отказаться от них полностью, выделите для этих ритуалов отдельное время и ни в коем случае не повторяйте их в другое время. Если вы не укладывайтесь в эти временные рамки, если вам хочется повторить ритуал еще раз, после того как прошел установленный час, резко прекращайте его и в течении всего дня, до следующего «ритуального времени» ни под каким предлогом не повторяйте его.

7) После того, как вы сможете «загнать» ритуал в определенные временные рамки, откажитесь от него. Возможно, вам будет сложно использовать стратегию с временными рамками, и вы решите сразу отказаться от ритуала. В этом случае, главное ни под каким предлогом не повторять ритуал.

Единственный способ избавится от ритуала — это полностью от него отказаться. Это похоже на технику лечения алкогольной зависимости, во время которой ни при каких обстоятельствах нельзя позволять себе употреблять алкоголь. Помните — если вы сорветесь один раз, все ваши усилия окажутся тщетными и компульсии начнутся с новой силой. Желание их повторять, которому вы хотите поддаться сейчас, тоже станет сильнее.

Вам будет казаться, что легче повторить ритуал и спокойно продолжить свои дела, чем терпеть сильное желание его повторить.
Знайте, что если вы поддадитесь, вы не просто «спокойно продолжите свое дело». Желание повторять ритуалы будет возникать снова, и чем дальше, тем чаще.
Помните, что легче перетерпеть это желание непродолжительное время, чем жить с ним в течении многих лет.

8) Ваше сознание будет постоянно находить причины, из-за которых вы должны повторять ритуалы.
Игнорируйте их.

9) Возможно, после того, как вы откажетесь от ритуалов, действительно произойдет то, чего вы боитесь.
К примеру, вы можете действительно забыть вымыть руки, если ваши ритуалы, от которых вы отказались, были связаны с гигиеническими вопросами.
Не бойтесь этого. Это совершенно нормально, крайне маловероятно, что от этого могут быть серьезные последствия.

Или, к примеру, вы можете начать хуже воспринимать прочитанное после того, как откажетесь постоянно проверять номера страниц.
Помните — что ритуалы, скорее всего, и стали причиной того, что ваше восприятие прочитанного ухудшилось. Со временем это пройдет, но если вы и дальше продолжите их повторять, это только усугубит проблему.

10) Через какое то время — через несколько месяцев или, возможно, лет, у вас может снова возникнуть желание повторить старый ритуал.
Если оно хоть отдаленно напоминает ощущение при обсессивно-компульсивном расстройстве, каким бы ни был предлог, ни в коем случае не повторяйте его, иначе может быть повторение обсессивно-компульсивного цикла. У меня по этой причине было три практически одинаковых компульсивных циклов с перепроверкой книжных страниц, от последствий одного из них я не могу избавится до сих пор.

10) Научитесь отделять обсессивные мысли и сомнения от обычных, свойственных вам сомнений. Один из главных признаков — это когда какие-то ваши сомнения через непродолжительный период времени кажутся вам глупыми и необоснованными, а потом возникают снова.
Часто я сравниваю обсессии с вредоносными компьютерными программами, которых называют троянскими конями и которые можно принять за обычные полезные программы.
Точно также обсессии часто кажутся нормальными мыслями. Поэтому иногда их не так то просто определить. Но это необходимо, чтобы от них избавится.

11) Если у вас возникают обсессии на религиозную тему, осознайте, что вы не виноваты в этих мыслях. И, какими бы богохульными они не казались, эти мысли — не больший грех, чем грипп, головная боль или расстройство желудка.

12) Не старайтесь подавить обсессии усилием воли. Это практически невозможно. Чем больше вы будете стараться их подавить, тем чаще они будут возникать. Иногда лучше наоборот сосредоточится на этих мыслях и убедится, что они не несут в себе никакой опасности.
Единственное исключение — если эти мысли стали частью компульсий, к примеру, если мысленно вы перечисляете причины, по которым вы не можете ослепнуть, если вы сильно этого боитесь — в таком случае сами обсессии превращаются в «мысленный» ритуал.
В этом случае останавливайте подобные мысли еще до того, как сможете сформулировать их и сосредоточится на них.

13) Если вам сложно справится с ОКР самостоятельно, обратитесь к специалисту.

14) Если у вас впереди важное мероприятие, на котором у вас может возникнуть паническая атака, связанная с ОКР, не убеждайте себя, что вы сможете «справится с этим усилием воли». В подавляющем большинстве случаев это не так. Постарайтесь разработать план и понять, что вы будете делать в случае панической атаки либо примите сильное успокоительное.

15) Если для того, чтобы избавится от навязчивых мыслей или желаний повторять определенный ритуал, вам захочется нанести себе самоповреждающее поведение, подавляйте это желание (иногда оно может быть очень сильным) либо замените опасный способ отвлечься на более безобидный. К примеру, вместо того, чтобы ударится головой об крышку стола, можно ударить себя по руке надетой на нее резинкой.

16) Если вам помогает справится с ОКР определенный человек (многократно отвечает на ваши вопросы, проверяет то, что вам надо проверить, слушает и опровергает ваши сомнения и т.п.) постепенно учитесь справляться с ОКР без него. Иначе что вы будете делать, если его не будет рядом на протяжении долгого времени?

17) Не стесняйтесь объяснять причину своего поведения близким людям, особенно людям, с которыми вы живете в одном доме и тем, с кем вы часто взаимодействуйте. Если, конечно, это не грозит вам увольнением или другими подобными проблемами.
Если этот человек — ваш будущий супруг/супруга или просто знакомый, с которым вы собираетесь вместе жить, это будет хорошей проверкой его надежности и поможет избежать большого количества проблем в будущем. Потому что, очень вероятно, что это не последний ваш обсессивно-компульсивный цикл, и, на собственном опыте я могу сказать, что такие циклы редко остаются незамеченными.

18) Особенно важно объяснить человеку, с которым вы часто общаетесь, что с вами происходит, если ритуалы занимают большую часть вашего времени и становятся заметными, и/или если из-за них вы становитесь раздражительными и/или если они как-то связаны с общением (например, сильное желание задавать человеку одни и те же либо похожие вопросы, чтобы убедится, что он не изменил своего мнения).

Подобное поведение очень часто раздражает людей, и часто причина в том, что они его не понимают и им может просто показаться, что человек над ними издевается.

19) Если вам сложно рассказать другому человеку про ОКР устно, воспользуйтесь альтернативными способами коммуникации, даже если обычно вы их не используете. Скорее всего ваш
знакомый поймет, что для вас это очень тяжелая тема, на которую вам сложно говорить.
Вы также можете написать вашему знакомому электронное либо обычное письмо, в котором подробно объясните ситуацию. Именно таким способом я рассказала об ОКР своей матери.
Если же вы думаете, что человек не будет читать то, что вы ему написали, вы можете выучить письмо наизусть а потом пересказать ему, предварительно попросив его вас не перебивать.
Вы можете также распечатать для него данные об ОКР, чтобы он смог лучше понять вашу проблему.

20) Помните, что обсессивно-компульсивные циклы могут повторяться, и, возможно, ОКР останется с вами до конца вашей жизни. Вы не сможете его вылечить. Но вы сможете научится жить с ним.
Если вы справились с одним обсессивно-компульсивным циклом, вы уже знаете, как это делается, и этот опыт может помочь вам в будущем. Учитывайте его и учитесь на своих ошибках. Вы лучше других знаете, какие методы преодоления ОКР подходят именно вам.

О парадигме age play / little space, и депатологизации инфантильности.
intro_da
В этом блоге, где я репостю статьи об интровертах и нейроразнообразии, хочется написать о субкультуре с tumblr'а, тоже сравнительно новой и недооценённой.

Age play - это когда люди возраста 20-30+ переодеваются в маленьких детей 2-3 лет. На ютубе можно найти немало подобных видео, и в этом смысле это широкая культура, похожая на ASMR, где люди шепчут и делают разные звуки. "По словам зрителей таких видео, от просмотра они получают эффект АСМР-наслаждения, кроме того эти видео помогают им справиться с тревогой, паническими атаками, расслабиться и заснуть" (Википедия.)



На Tumblr субкультура во многом проявляется в виде блогов, где постятся картинки с розовым цветом, нежной цветовой гаммой, и так же ассоциирующиеся с маленьким возрастом.
Ещё одно направление - это ab/dl (adult baby diaper lovers), где люди фотографируют себя в подгузниках.

Одна из целей этой субкультуры - это перевод зрителей и себя в состояние, называемое little space.
Это состояние описывается как беззаботное, детское, милое. Люди входят в это состояние по своему желанию, чтобы почувствовать его хорошие эффекты, и просто отдохнуть от взрослой жизни.

Если представить обычного человека-эйблиста, узнавшего обо всём этом, то вот его возможная реакция: (триггер: эйблизм). "Педофилы! Мудачьё инфантильное! Вам надо самим семьи уже создавать, борщи рожать, а вы х**рнёй страдаете!"

Но Age play - это не педофилия, потому что там участвуют исключительно взрослые люди 18+, которые просто переодеваются в одежду, как у маленьких детей. К тому же, на ютубе порно вообще запрещено.

Да, возможно это инфантильность. Но почему инфантильность - это плохо? Хотелось бы депатологизировать это понятие. Ведь у инфантильности немало хороших сторон. Люди специально входят в состояние little space, чтобы открыть в себе хорошие качества, такие как отсутствие выдуманных проблем, возможность качественно отдохнуть, быть способными воспринимать нежность и красоту. Я даже не побоялся бы сказать, что всем людям полезно научиться входить в это состояние, чтобы увидеть возможный мир без жестокости и эйблизма, и быть более способными распознавать жестокость и эйблизм в жизни.

О пользе самодиагностики.
intro_da
"Я за самодиагностику, и вот почему:
- Вы часто знаете себя намного лучше чем врач_иня
- Врач_ини часто необъективны и могут ошибиться при постановке диагноза или же плохо обращаться с пациент_ками из-за своей предвзятости
- Вы – единственн_ая, кто может постоянно мониторить свои мысли, чувства и действия
- Самодиагностика – это не быстрый поиск в гугле. Это изнурительный, эмоциональный процесс, что состоит из месяцев разпознавания и наблюдения за поведением, сомнений и самоотречения, тяжелого самоанализа и сравнения/противоставления себя и материалов для диагностики сотни раз
- Многие не могут позволить себе профессиональную диагностику, и самодиагностирование – это шаг, чтоб помочь себе: почувствовать себя частью общества, найти лечение, способы справляться и т.д.
- Самодиагностика не вредит. В любом случае, она полезна, потому что помогает распознать симптомы и делает легче получение помощи от других."

© https://vk.com/tpdfw


Ссылки о парадигме нейроразнообразия.
intro_da
1) Ник Уолкер: «Нейротипичный психотерапевт и нейроотличный клиент»
https://autisticforcivilrights.com/2016/05/15/ник-уолкер-нейротипичный-психотерап/

2) Ник Уолкер: «Избавься от инструментов хозяина: освобождаясь от парадигмы патологии»
https://autisticforcivilrights.com/2016/05/15/ник-уолкер-избавься-от-инструментов/

3) Аутизм, инвалидность, гендер, привилегии, эйблизм. Всё коротко и чётко.

Газлайтинг общества по отношению к маргинализированным людям.
интрореволюция
intro_da

Крис Нельсон: «5 методов, с помощью которых американская культура и американское общество проявляет газлайтинг по отношению к маргинализированным людям»
(Примечание администрации: В постсоветской среде действуют те же самые методы газлайтинга, с некоторыми «оттеночными» различиями, за исключением пункта 2, который гораздо актуальнее для США, чем для постсоветского пространства. Вероятно, к большинству пунктов в постсоветских странах надо было бы привести другие примеры, и, возможно, некоторые пункты актуальны для нас больше, чем для США)

Источник: Everyday Feminism
В нашем обществе есть строгая грань между приемлемым и неприемлемым.

Общество говорит нам о том, что нам «можно» носить, а что нет, о чем нам «можно» говорить, а о чем нет. Общество регулирует все, начиная от того, какие цвета нам могут нравиться, и заканчивая тем, на какой работе мы должны работать – фактически, общество пытается смоделировать, ограничивать и контролировать все аспекты наших личностей.

И хотя эти строгие грани являются разрушительными и имеют крайне негативные последствия, общество до сих пор не может признать существование вещей, не вписывающихся в эти грани.

И эта не вписывающаяся и отрицаемая реальность является частью моей жизни.

Везде, где бы я ни находил_ась, мне кажется, что каждый человек, мем, кино и статья говорят мне о том, что мое восприятие неправильное, и что, более того, что я «сумасшед_шая» (или, наоборот, что мое восприятие не может быть «правильным» просто потому, что у меня психический диагноз).

Подобное случалось со мной слишком часто. Всю мою жизнь я сталкивал_ась с подобным психологическим насилием.
Это психологическое насилие называется газлайтингом. Газлайтинг - это психологическая насильственная тактика, в которой используется ложь и игнорирование фактов, для того, чтобы заставить жертву усомниться в реальности происходящего ради сохранения над ней власти обидчика.

Этот инструмент насилия часто используется обществом для того, чтобы посеять семена сомнения в умах тех, кто угрожает установленной системе привилегий.

Если вы внимательно присмотритесь к тому обществу, в котором мы живем, то убедитесь, что оно скорее похоже на партнера-насильника, чем на заботливого опекуна.


Понятно, почему первый черновик этой статьи был написан в сухом, отстраненном и крайне рациональном стиле. Я начал_а писать эту статью в таком стиле от того, что я привык_ла, что окружающие меня люди игнорируют мои идентичности и политические взгляды, называя их «смешными» и «безумными».

Из-за этого я выработал_а для подобных разговоров специальный крайне логичный и даже клинический стиль. Потому что я знал_а, что только так меня могут воспринимать серьезно те, кто любит отрицать важность моего опыта и убеждений от того, что я говорю «слишком эмоционально».

Вот как это работает.

Наше общество часто использует доминирующие понимание культуры и политики для того, чтобы «стирать» существование практик, идентичностей и идеологий, которые угрожают системе, построенной на доминировании капитализма, гетеропатриархата и «белой» культуры.

Возможно, вы этого даже не замечаете.

Итак, вот пять способов, с помощью которых общество и доминирующая культура может вас газлайтить, и пояснения, что именно не так с подобными «убеждениями».


1. «ВАС НЕ СУЩЕСТВУЕТ».

В мире есть много людей, чьи идентичности, практики и идеологии не укладываются в узкие границы возможного, допустимые доминирующей культурой.

Мне, как небинарному человеку, часто доводилось слышать о том, что таких, как я, попросту не существует – что моя жизнь, мой опыт, моя идентичность и само мое представление о реальности попросту не могут существовать.

Мое восприятие регулярно подвергается сомнению в обществе, в котором все – от врачей до телевидения – снова и снова говорят мне о том, что гендер является «объективной» и бинарной системой.

Точно так же, используя все доступные средства, от телевидения до научной литературы, культура говорит мне, что мои религиозные практики являются «абсурдными».

Если честно, я впервые задумал_ась о культурном газлайтинге как о политическом явлении, когда задумал_ась об охоте на ведьм. Мы говорили в школе о «ведьмах», и о том, что их практики преследовались, в том числе за то, что считалось, что они представляют угрозу возникновению раннего капитализма. Теперь ведьмы беспомощны, потому что их никто не воспринимает всерьез, и они дискриминированы.

Это распространяется на все, что не приносит пользу (или угрожает) существующей системе. Это распространяется на большинство нехристианских религий, на интерпретацию снов, на верования, использующие народные лечения, на некоторые виды акушерства и даже на ненуклиарные семьи.

Культурный газлайтинг создает определенные представления о мире, исключающие не вписывающихся личностей и не вписывающиеся практики, и, более того, он не оставляет им места для существования.

Из-за этого те, кто осмелились верить в «невозможное» и выдвигать «абсурдные идеи», вынуждены постоянно сомневаться в своем восприятии, или постоянно сталкиваться с недоверием окружающих.

Но вы существуете - ваши практики и ваше восприятие тоже реально. Они очень важны. На самом деле, продолжение существования в рамках этого «невозможного пространства» и сохранение своих «невозможных» убеждений и верований уже является радикальным и революционным поступком.


2. «ВЫ НЕУДАЧНИК, КОТОРОГО ПРИНИМАЮТ ТОЛЬКО ЧЛЕНЫ СЕМЬИ/ ВАШЕГО СООБЩЕСТВА».

Недавно я решил_а сэкономить деньги, и провести лето в доме своей матери, чтобы не платить за аренду. Это поможет мне накопить деньги, которые были бы потрачены на коммунальные услуги и аренду (а я как раз давно хотел_а накопить деньги), и заодно даст мне доступ к маминым советам (этакая Поддержка Мамы ™).

Но, несмотря на то, что в моем случае и при моей ситуации это было правильным решением, я не мог_ла избавиться от беспокойства, потому что понимал_а, что из-за этого другие будут донимать меня тем, что мне «пришлось» проводить время с мамой. Даже если для меня это здоровое и приятное времяпровождение, полное стабильности.

Все дело в том, что современное общество учит нас, что успешные люди живут отдельно от своей семьи и сообщества.

В рамках западного понимания успеха, жизнь с мамой и папой считается «отстойной». Взрослых, которые живут с родителями, считают неудачниками в социальном и финансовом отношении.

Это понимание является не просто субъективным из-за его современного, западного и преимущественно колониального контекста, а и крайне вредным, потому что оно внушает людям, которые черпают силы из общения со своими друзьями и сообществами, что они «неуспешные» и «невезучие».

Эти стереотипы обманывают нас, внушая, что мы более сильные, когда у нас нет семьи и сообщества, тогда как на самом деле семьи и сообщества зачастую являются важным источником силы – особенно для тех, кто вынужден бороться с эксплуатирующим классом.

Капитализм стал таким сильным, когда люди стали терять контроль над своей землей. Наша связь с семьей и с сообществом в более широком смысле этого слова может быть настолько сильной, что это станет первым шагом к модернизации системы, основанной на насилии, которая пытается разорвать эту связь и выставить ее «неправильной».

Это говорит нам то, о чем многие из нас уже знают. В семьях и сообществах заключена политическая и социальная сила. В мире, в котором у вас есть связь со своей семьей и/или сообществом, вы не будете чувствовать себя уязвим_ой к запугиванию общества, которое стремится подавлять вас одн_ого за друг_им.

Сообщество имеет такую силу, что оно может позволить нам собраться вместе, разрушить угнетающую систему, забрать власть у государства и вернуть ее людям.


3. «ВЫ НИЧЕГО НЕ СОЗДАВАЛИ».

Еще один вид системного угнетения заключается в использовании чужого культурного наследия при полном игнорировании источников формирования этого наследия.

В последнее время об этом явлении много говорят, и его называют «культурной апроприацией».

Этот тип угнетения оставляет сообщества без их истории, как те прекрасные вещи, которые они создали, сопротивляясь насилию, и которые были украдены у них теми, кто их угнетает.

Культурная апроприация постоянно говорит маргинализированным людям, что культура, с помощью которой они сопротивляются угнетению, им не принадлежит, и что эти творческие пути сопротивления не являются их собственными путями сопротивления.

Как написала в своей статье «Что не так с культурной апроприацией» другая автор_ка Everyday Feminism и замечательный человек Маиша Z. Джонсон, культурная апроприация тривиализирует, а иногда и откровенно отрицает исторические травмы.

Обесценивая творческие виды борьбы с угнетением, их культурное и историческое значение, общество снова и снова говорит маргинализированным группам, что их боль не имеет значения – или что ее попросту не существует.

Но это не так.

И очень много прекрасных вещей пришли в этот мир как символ того, что некоторые люди, сообщества и культуры все еще живут и сопротивляются, несмотря на то количество насилия и угнетения, с которым они сталкиваются.


4. «ЕСЛИ БЫ ВАС ВСЕ ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВОЛНОВАЛО, ВЫ БЫ ПРОВЕЛИ РЕФОРМУ».

Многие радикалы часто сталкиваются с людьми, которые постоянно «напоминают» им о том, что наши методы борьбы не работают, и что мы никогда не получим то, что нам надо. Они говорят о том, что наши действия, построение сообщества и общества, которое мы хотим видеть и над которым мы работаем, как и альтернативная экономика, на самом деле являются несбыточной мечтой.

Если мы считаем, что в будущем может существовать альтернатива капитализму, или если мы каким-либо образом не принимаем участия в существующей системе (например, если бы не ходим на выборы) – нас называют «сумасшедшими» и «безумными» (язык, который служит насилию и эйблизму), и обвиняют в том, что мы все только портим.

Например, как квир-человек и небинарный трансгендерный человек, я считаю, что «гей-браки» не могут служить ЛГБТКИА+ освобождению.

Когда мы говорим о «гей» браках, мы «забываем» о том, что наше общество построено на идеологии квирфобии и трансфобии. Риторика о «гей» браках говорит ЛГБТКИА+ людям о том, что они должны ассимилироваться под систему, которая способствует угнетению ЛГБТКИА+ людей.

Но когда я об этом говорю, я постоянно натыкаюсь на людей, которые требуют, чтобы я заткнулась, и просто «была счастлива». Как либералы, так и консерваторы говорят мне о том, что моя идентичность и политическая идеология является «бредом», и что любая «здравая» политическая мысль будет вписана в существующую систему. И это несмотря на то, что существующая система угнетает меня и мое сообщество- вне зависимости от того, можем ли мы вступать в браки или нет.

Этот вид газлайтинга – когда общество отрицает возможность радикальных политических изменений – приводит к тому, что многие люди, вместо того, чтобы бороться, скатываются в реформизм, либерализм и в политику «хотя бы меньшее из двух зол».

Но это отрицает проблемы тех, кто страдает сразу от двух зол, вне зависимости от того, какое из них является «меньшим».

Эта риторика настаивает на том, чтобы люди, которых угнетает наша политическая система, даже не пытались найти из нее выход.

Этот способ мышления отрицает тот факт, что наша политическая система сама по себе служит угнетению и дегуманизации, что в ней есть пробоины – и после этого он говорит жертвам этой системы, что их понимание собственного угнетения является «неадекватным».

И, что более важно, этот дискурс внушает людям, что мечты об освобождении из этой системы сами по себе являются «сумасшествием».

Но мечты о большем для себя и для своего сообщества являются проявлением храбрости. То, что вы можете представлять себе мир, существующий вне нашей системы, несмотря на тех, кто говорит вам, что это «невозможно» - само по себе радикально, революционно и прекрасно.

Наше насильственное и угнетающее общество пытается лишить нас даже нашего воображения, чтобы мы не могли мечтать о большем. Так что в нашем обществе даже мечты могут быть проявлением бунтарства.


5. «РАДИКАЛЬНЫЕ ТЕЧЕНИЯ НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ДОБИВАЛИСЬ».

Одним из типов газлайтинга, пожалуй, самым ужасным типом газлайтинга, является переписывание прошлого.

Жертв подобного насилия постоянно кормят ложными картинками прошлого – чтобы сформировать у них представление о прошлом, которое было бы выгодно угнетателю.

Политический газлайтинг ничем не отличается от культурного.

Возьмем, к примеру, «активизм» за права «геев», который развивался, долго не признавая того факта, что квир-освобождение началась в том числе с транс*-женщин и гендерно-неконформных людей, которые стали выходить на улицы. Вы часто слышали, что историю Стоунвола рассказывают как историю белых, цисгендерных, гомосексуальных мужчин? Так вот, это неправильный рассказ. Это переписанная история.

Подобный газлайтинг разрушает связь людей со своим прошлым, и иногда используется для того, чтобы разорвать связь радикальных движений с их прошлым.

Можно вспомнить тысячи подобных случаев, начиная от смягчения и переписывания истории квир - сопротивления, и заканчивая демонизацией партии Черных Пантер.

Это переписывание истории движений и их членов используется для того, чтобы сформировав ложное представление о прошлом, манипулировать людьми и убедить их в том, что радикальные течения не могут быть эффективными, потому что они, якобы, никогда не достигали успеха.

Благодаря этому некоторые сообщества начинают чувствовать, что они не могут ни на что повлиять, что толкает их на политику ассимиляции, тем самым укрепляя угнетающие их системы и политики.

Это служит забвению реально существующей истории успеха низовых инициатив, и используется для того, чтобы люди не тратили время и усилия на поиски политической альтернативы.

Помимо отрицания прошлого, подобный газлайтинг используется для того, чтобы убедить тех, кто сейчас состоит в подобных движениях, в том, что они выполняют бесполезную работу.

Но на самом деле подобная работа способна принести плоды.

Я, как член подобного движения и как человек, чья жизнь стала лучше благодаря подобным сообществам, лично могу засвидетельствовать существование подобных перемен. Сидячие забастовки, создание безопасных пространств и ночлежек для тех членов сообщества, у которых нет своего дома, и многие другие "простые" вещи, которые делали (и делают) люди внутри различных сообществ, способны принести больше перемен, чем медленная и неэффективная игра в реформы.

***

Несмотря на то, что понятие «газлайтинг» чаще используется для описания эмоционального и психологического насилия, я считаю, что по той же схеме действует и наше общество.

Системе, строящейся на дегуманизации, угнетении и исключении выгодно делать все от нее зависящее, чтобы мы забыли свои собственные возможности и возможности наших сообществ - потому что это не даст нам построить лучший мир.

Но не дайте себя одурачить.

Вы существуете, вы сильны, и мы сможем побороть этот политический кошмар только если вспомним, что для того, чтобы проснуться, нам надо объединить наши усилия.

(Описание изображения: Девушка азиатской внешности с темными волосами сидит у окна. Источник изображения: iStock)

"Почему многие аутисты предпочитают термин "квир"?"
intro_da
Источник: http://lgbtautistic.blogspot.ru/2015/11/blog-post_5.html

Идея написания этой статьи появилась у меня очень давно - когда я вдруг поняла, что большинство моих англоязычных аутичных знакомых, с которыми я переписывалась в интернете и которых я встречала в англоязычных группах по аутизму называют себя "квир". Но тогда я еще думала о том, что возможно дело в том, что в английском языке термин "квир" более популярен, чем у нас. А потом вдруг оказалось, что многие аутичные люди, которых я видела в своей аутичной группе в ВКонтакте также называют себя "квир". Причем "квир", что особенно странно для русскоязычной интернет-среды, в их случаях не обозначал "гендерно небинарный человек". Под этим термином понималось именно (или, для некоторых людей, почти) то же самое, что под ним понимают в квир-теории.
Но почему именно "квир"? Почему не более привычные "гей", "лесбиянка" или, как чаще бывает в случае моих аутичных знакомых сочетания вроде "бисексуал и агендер", "трансгендер и панромантик" и т.п.?

Думаю, у каждого конкретного аутиста своя причина того, почему именно он решил называть себя "квир". Иногда достаточно одной причины, иногда их несколько. Я здесь попытаюсь обозначить самые распространенные - но не все - причины того, почему так много аутичных людей используют слово "квир", когда говорят о себе.

1) Чаще всего на аутичных людей культура и воспитание влияют не так сильно, как на неаутичных. У аутистов гораздо меньше развит "стадный инстинкт" и желание подражать другим, в том числе своим знакомым и родителям. Поэтому то, что гендерные рамки и стереотипы о сексуальном поведении не являются чем-то естественным, а просто навязаны обществом, для многих аутистов очевидно. Причем первое очевидно еще с детства. Большинство моих знакомых аутистов говорят, что какого пола они бы ни были при рождении, они все равно были бы либо женоподобными мужчинами, либо мужеподобными женщинами, а истории о большинстве женщин и мужчин, которые соответствуют гендерным стереотипам и считаются нормальными, кажутся им историями про инопланетян. Очень часто в англоязычных аутичных группах критикуют гендерные стереотипы - более того, это одна из самых распространенных тем в англоязычных аутичных группах. Да и многие мои русскоязычные аутичные знакомые (даже те, кто не называет себя "квир") очень любят писать о том, что "гендер - это конструкт, навязанный нейротипиками".
Поэтому идеи об искуственности гендера, о том, что гендер создан культурой, о перформативности гендера и т.п. очень близки тем, кто никогда не принимал гендерные стереотипы, и не считал, что должен подводить себя под рамки, созданные для предствителей определенного гендера.
Многие аутичные люди сами придумывали подобные концепции, когда родители в детстве донимали их тем, что они должны соответcтвовать гендерным стереотипам, задолго до того, как они впервые услышали о квир-теории или квир-исследованиях.

2) У аутичных людей реже встречается желание идентифицировать себя с какой-либо категорией людей, относить себя к какому-либо сообществу - потому что у представителей этих сообществ образ мышления и способ восприятия мира все равно отличается от аутичного, а значит они все равно в каком-то смысле не будут восприниматься как "свои" и сами аутисты не смогут воспринимать не-аутистов как "своих". Поэтому идентичности, связанные с сексуальной ориентацией и гендером для них не так важны (как и национальные идентичности, профессиональные и т.п), потому что они не являются чем-то объединяющим их с другими людьми.
Поэтому антиидентичность квир может быть удобнее, скажем, лесби идентичности, на основании которой формируется лесби-сообщество.

3) Многих аутичных людей раздражает то, что когда человек относит себя к определенной категории, он начинает соответствовать всем стереотипам, которые существуют касательно этой категории, перенимает образ жизни представителей этой категории, перенимает все внешние атрибуты, полностью перенимает взгляды представителей этой категории - а не фильтрует их в зависимости от того, разделяет ли сам человек эти взгляды или нет. И не важно, что эта за категория: коммунисты, либералы, русские, православные христиане, металлисты, панки или геи.
Поэтому некоторым аутичным людям, если им не близки абсолютно все принципы и взгляды типичных представителей, скажем, гей-сообщества, сама идея относить себя к этому сообществу может казаться абсурдной. Тем более если человек является одновременно геем и агендером (еще сложнее подобрать два сообщества, принципы которых полностью совпадают с твоими). Квир решает эту проблему. Для многих, если ты называешь себя "квир", значит что ты отказываешься от более конкретной идентичности, и признаешь их навязанными культурой.

4) Квир многие понимают как идентичность. Причем если термин квир используют как общее понятие в которое можно включить ЛГБТ+, то квир считают идентичностью, основанной на отказе от других идентичностей. Сама идея отказа от идентичностей, навязанных культурой, близка многим аутичным людям, на которых культура не оказывает такого сильного влияния, как на не-аутистов.

5) Многим аутичным людям сложнее охарактеризовать свою сексуальную ориентацию и гендерную идентичность точнее, чем просто "квир". Многие аутичные люди не мыслят словами, и поэтому им сложно подобрать слова к собственным ощущениям, в том числе к сексуальным желаниям. Это одна из причин, почему я, например, очень долго не могла понять что я лесбиянка, и сейчас не уверена на все сто процентов в том, что я лесбиянка, а не бисексуалка. Некоторые аутичные люди долго не могли определиться, являются они агендерными или гендернонеконформными людьми, или, возможно, они вообще транс*.
Это - путаница в терминах, у которых есть определенные нюансы, вопросы вроде "можно ли относить себя к определенной категории, если полностью ей не соответствуешь?", сложности с тем, чтобы подобрать для себя точный термин, раобраться в своих ощущениях, и мысли о том, что все эти попытки отнести себя к какой-то конкретной категории бессмысленны. Все эти критерии вместе и некоторые из них по-отдельности приводят к тому, что аутичным людям проще и удобнее обозначать себя "квир", чем искать эту более конкретную категорию.

6) У аутичных людей реже встречается потребность соответствовать какой-либо категории, и они сами редко мыслят так, чтобы принадлежность к какой-либо категории определяла то, что они делают. Поэтому аутичные люди чаще воспринимают свою гендерную идентичность (да и любые другие идентичности) как нечто перформативное, непостоянное, меняющееся в зависимости того, что они делают. А чаще еще и как что-то незначительное, настолько, что в этом и не должно быть постоянства - несмотря на то, что аутичным людям чаще важно постоянство и стабильность.

7) Из-за того, что на аутичных людей меньшее влияние оказывает культура, и из-за того, что аутичным людям чаще мешает общепринятое понимание нормы - особенно тем аутистам, которые не считают себя больными и не хотят становиться другими людьми - аутичным людям ближе теории, которые указывают на то что норма - очень абстрактное понятие, чем те, которые пытаются подвести их сексуальную ориентацию и гендерную идентичность под очередное надуманное понятие нормы.

8) В англоязычном движении за нейроразнообразие в последние годы становится популярным такое понятие как "нейроквир". Несмотря на то, что очень часто я встречала, что люди называют себя "нейроквир" чтобы подчеркнуть, что они одновременно являются ЛГБТ-людьми и нейроотличными людьми, само по себе понятие "нейроквир" (хоть у него и нет четкого определения, и те кто ввели его, сами признают, что четкое определение ему дать невозможно) обозначает отношение к "нормальной" и "естественной" неврологии примерно как квир-теория относится к "нормальности" и "естественности" гендера, и в каком-то смысле является пост-структуралистской формой парадигмы нейроразнообразия и/или пересечением парадигмы нейроразнообразия и квир-теорией.

9) Многие ЛГБТ-аутичные люди одновременно являются сторонниками парадигмы нейроразнообразия, которая, как и "mad pride" (частью которого и является движение за нейроразнообразие) имеет много общего с квир-теорией, даже если брать "классическую" парадигму нейроразнообразия, а не "нейроквир", поэтому многих - преимущественно англоязычных аутичных ЛГБТ-людей - квир-теория может заинтересовать больше, чем обычные гей и лесби исследования.

Аутичная Инициатива За Гражданские Права
https://www.youtube.com/channel/UCc3c-8cJTYC01I-J9RMR1xw/videos

Comfort zone
intro_da

Знаете, все вокруг меня хотят выйти из зоны комфорта. Не только клиенты. Родные, друзья, знакомые. Приличные с виду знакомые!
Бледные, хронически недосыпающие люди приговаривают: «Надо просто выйти из зоны комфорта и погнать себя в спортзал». Люди с паническими атаками говорят: «Надо выйти из зоны комфорта и перестать уже себя жалеть». Люди, проживающие мучительную, очень несладкую жизнь, говорят: «Выйти бы уже из зоны комфорта и перестать жрать сладкое». Это еще не худший расклад. Некоторые просто говорят «перестать жрать». Видят кардинальное решение проблемы.
У меня от таких слов начинает тревожно дергаться глаз.
Я сейчас объясню.
Чтобы выйти из зоны комфорта, надо сначала в ней оказаться.
Что такое «зона комфорта»? Это такое место, где тепло, уютно, свободно, вкусно, радостно и безопасно. Где тебя любят и уважают. Где о тебе заботятся (и ты тоже заботишься, не без того, но не в одностороннем порядке). У многих из нас такой зоны просто нет. Ну вот нет зоны, где о нас заботятся. В лучшем случае есть зона, чтобы отлежаться или проораться. Это лучше, чем ничего, но не совсем то. Это как алкоголь от мороза – в принципе, помогает, но недолго, и хуже, чем пуховик.
Очутившись в зоне комфорта (мне не нравится слово «зона», у него лагерный привкус, но пусть), надо там немного побыть. Отдохнуть душой. И только потом – выходить. Это ощущение ни с чем не спутаешь – когда сил на все хватает, и ты готов, пожалуй, еще чему-нибудь поучиться… проснуться утром пораньше и сбегать на йогу… подумать о рабочем проекте, который полгода висит в планах…
И тут очень важно, что импульс что-то сделать – он идет изнутри и обгоняет мысль. Сначала начинаешь делать – потом уже думаешь. Не всегда с песней, иногда это мучительная радость преодоления, и на кой черт, думаешь, я полез за баранку этого пылесоса – но точно не из последних сил. Полез, потому что было интересно.
Люди, которые говорят про «выйти из зоны комфорта», обычно не имеют в виду никакого интереса. Если перевести эту конструкцию на простой человеческий язык, они имеют в виду примерно следующее: мне уже сейчас как-то фигово, но, если я помучаю себя посильнее, может, мне станет лучше?
Ну не знаю. Если человека, больного гриппом, еще выпороть на конюшне, может, он и выздоровеет потом. Но вряд ли это от порки.
Часто это звучит как самообвинение: «Да мне просто лень, я просто не хочу выйти из зоны комфорта».
И у этой ходульной конструкции либо привкус мучительного стыда («я недостаточно хороший, я не дотягиваю до нормы, хоть тресни»), либо вины («я недостаточно стараюсь, я не молодец, не молодец, меня никто не будет любить, когда я не молодец»). А стыд и вина – такие штуки, как репейник, которые всегда найдут, к чему прицепиться, каких бы реальных успехов вы ни добились. Даже если вы окончательно перестанете себя жалеть и вообще перестанете жрать (хотя это не успех).
Но в безжалостном вакууме и на пределе сил ни один нормальный человек долго не протянет.
Дальше путей плюс-минус три: отползти обратно в «зону комфорта», свалиться в клиническую депрессию (когда не дурное настроение, а диагноз) или в тяжелую психосоматику.
Вам какой вариант больше нравится? Мне первый.
Тем более, на дворе тяжелые времена. Информационный прессинг. Финансовый кризис. Зима. Солнца нет. И если вдруг вы знаете, как добраться до зоны комфорта, предлагаю оставаться в ней до весны.

Из паблика Aautistic
intro_da


Кэролин Трейси: "Почему я одновременно люблю и ненавижу новый год, как интроверт".
intro_da
Для меня рождественские праздники - самое плохое время в году. И не поймите неправильно. Меня, конечно же, умиляют ёлочки, гирлянды, новогодняя атмосфера, и в холодную погоду действительно хорошо сидеть перед телевизором, попивая горячий шоколад.

Но самое плохое - это сам праздничный день. Ужасный семейный ужин, когда за столом собираются люди, которых я не видела весь год. И я сижу рядом с кем-то, кого едва знаю, и должна участвовать в неинтересных разговорах, которые для меня невыносимы. Даже сейчас меня передергивает при воспоминаниях об этом.

Мне эти разговоры настолько не нравятся, что я не просто замыкаюсь в себе и мило улыбаюсь. Нет, я могу сказать что-то очень неловкое, ждите неуместных шуток и бранных слов при детях. Пытаясь вступить в это общение, я не знаю, скажу ли что-то, что покажется другим плохим и неуместным. Поэтому я контролирую себя: не говорить о политике и религии, никого не обидеть, а лучше просто молчать.

Вообще, я люблю свою семью, и мне нравится проводить с ними время. Но только не тогда, когда все собираются. При этом нет хороших качественных разговоров, которые мне нравятся как интроверту. Если честно, там говорят о том, на что мне вообще наплевать. И после попыток такого общения мне становится только хуже, я чувствую себя одиноко среди людей.

У многих интровертов такое же отношение к новогодним праздникам. Многие пытаются это как-то изменить. Чаще всего просто не хотят приходить, говоря, что не могут, или заболели. Я готова на всё, лишь бы избежать тех условий, которые должны бы сделать вас счастливыми и обьединить с семьёй, но на самом деле делают вам плохо и разьединяют вас.

И когда вы уходите оттуда, у вас остается плохое чувство, что вы кого-то разочаровали, и скорее всего это выльется в будущем, сделая вам ещё хуже. Хорошо ещё, если они просто подумают, что вы болели, и поэтому вели себя странно.

Многие члены моей семьи знают об интровертах, но всё равно считают меня странной. И дают советы типа "постарайся", или "просто веселись", как будто я ребенок с капризами. Они думают, что я могу контролировать интровертность.

Альтернативы обычному семейному сбору

Так что у меня есть предложения, для тех, кто как и я чувствует себя в новый год не на своём месте.
Мне нравится заниматься какой-то благотворительностью и работой. И для меня это действительно отличный способ провести рождественские праздники.
Я делаю то, что важно для меня. И семья узнаёт, что мне интересно. Мне не нужно участвовать в бессмысленном общении, я на деле показываю людям, что мне интересно.

Интровертам часто приходится подстраиваться под других людей, делать что-то "как все". Но ведь можно и предложить свою альтернативу, чтобы другие под вас подстраивались.
Сделайте свой праздник, со своими правилами. Пусть туда приходят только интроверты, все молчат, и читают книжки. Если уж в Новый год положено веселиться, то делайте это вашими любимыми способами, находясь вместе с такими же, как вы.


?

Log in